«Терминатор»: Джеймс Кэмерон о новом фильме

    По всем показателям, «Терминатор» стал самой страшной поучительной историей современного Голливуда: сломанной франшизой. За тридцать три года появилось четыре сиквела (и один сериал), три из которых выпускались без участия создателя Д. Кэмерона. Они растеряли фанатов и утянули бренд в бесконечные отскоки от студии к студии, от ребута к ребуту. «Терминатор: Генезис», часть выпущенная в 2015 году финансистом Дэвидом Эллисоном (Skydance Media), казалось, совсем уничтожила перспективы будущих фильмов.

    Но в Голливуде 2017 года нет крупных франшиз, которые по-настоящему мертвы. Эллисон вместе с дистрибьютором в лице Paramount Pictures (Fox получила международные права) убедили Кэмерона контролировать нового «Терминатора», эры дронов Amazon, новостных ботов Facebook и искусственного интеллекта, вызывающего тревожность. Называя это «Возвращением к тому, чего поклонники хотели со времен Судного дня, Эллисон (34 года) весь последний год тайно работал с Кэмероном и Тимом Миллером (Дэдпул), который срежиссирует безымянный сиквел, чей релиз назначен на 26 июля 2019 года. Они собрали комнату авторов с Дэвидом Гойером, Чарльзом Игли, Джошем Фридманом и Джастином Родсом (сам Кэмерон появляется там раз в неделю). Команда создала историю для трилогии со Шварценеггером (70 лет) и звездой оригинала Линдой Хэмилтон (61 год), которые передадут факел молодой героине.
    Команда надеется запустить эквивалент трилогии новых «Звездных войн», но с самым успешным режиссером всех времен и народов. В интервью The Hollywood Reporter дуэт Кэмерона (63 года) и Миллера (43 года) раскрывает свои планы и объясняет актуальность бренда на фоне страхов 21 века.

    Терминатор

    Джим, зачем вы это делаете? Вы можете заниматься чем угодно. Вы сняли эти фильмы очень давно .

    Тим Миллер: У меня есть несколько его фотографий, которые он не хочет распространять. (Смеётся.)

    Джеймс Кэмерон: Вы гордитесь авторством всего, что вы делаете. Когда мы с Дэвидом начали обсуждение, мне захотелось перенести события в наш век и актуализировать. Я смотрю на то, что происходит сейчас с искусственным интеллектом, равным или большим, чем человеческий, у нас есть Илон Маск и Стивен Хокинг, которые говорят, что всё может плохо обернуться для людской расы. То, что было научной фантастикой в 80-х, сейчас неминуемо. Уже пресекло горизонт. Возрождаются страхи по поводу ядерного оружия, и так далее. Все эти апокалиптические элементы будут. Первые два «Терминатора» затрагивали тему тревоги, как мы миримся с ней в фантастическом контексте. Я был поглощен идеей создать историю, которая имела бы смысл в наше время.

    Так как выглядит «Терминатор» 2017-го от продюсера Джеймса Кэмерона?

    Кэмерон: Это будет продолжением истории «Терминатора» и «Терминатора 2». Мы делаем вид, что остальные фильмы были просто плохим сном. Или разворачивались в альтернативном таймлайне, что допустимо в нашей мультивселенной. На этом сильнее всех настаивал Тим, мне, что удивительно, было не принципиально откуда мы начинаем. Меня больше всего интересовал способ инновации серии для 21 века.

    Миллер: [Первые] фильмы сейчас стали более актуальными, чем когда были сняты. Многое словно предзнаменование, потому что так и будет — наш мир таков

    Конфликт между технологиями и человечеством — тема большинства картин Джима. Пугают ли вас технологии?

    Кэмерон: Технологии всегда пугали, и всегда привлекали меня. Люди спрашивают меня: «Победят ли когда-нибудь машины человечество?». Я отвечаю: «Взгляните вокруг на любой аэропорт или ресторан и увидите, как много людей уставились в свои телефоны. Машины уже победили». Просто они победили другим способом. Мы со-эволюционируем с нашими технологиями. Мы объединяемся. Технологии становятся отражением нас, когда мы начинаем собирать гуманоидных роботов и серьезно подходим к созданию Искусственного разума, равного нам. Ведущие учёные говорят, что искусственный интеллект будет создан лет через 10-30. Нам надо быстрее снять чёртовы фильмы, пока они не воплотились в реальность! В своих разговорах эти ребята напоминают своим оптимизмом учёных-атомщиков в 30-е — 40-е годы. Они тогда думали, что могут дать миру энергию и не хотели брать ответственность за риск того, что атом превратят в оружие. Но первым проявлением атомной энергии на нашей планете стало уничтожение двух городов и сотен тысяч людей. Поэтому мнение, что подобного не случится сейчас, не состоятельно. Такое может случиться.

    Миллер: Джим более позитивно настроен [чем я] относительно настоящего и более циничен касательно будущего. Я знаю, Хоукинг и Маск думают, что мы можем поставить некий барьер на пути. Но я не уверен, что нам это по силам. Не могу вообразить, что реальный искусственный разум сделает с людьми. Джим приводил экспертов пообщаться с нами, и было очень интересно послушать их прогноз. В общем, они нехило боятся, что пугает и меня.

    Кэмерон: Одна из учёных, с которой мы виделись недавно, сказала: «Раньше я была очень, очень оптимистичной, но сейчас я напугана» Она считает, что не в наших силах контролировать всё это. И связано это с человеческой природой. Путин не так давно высказался, что нация, которая окажется лидером по созданию искусственного интеллекта станет во главе мира. Этот этап можно назвать «Мы не хотели делать этого, но те парни занимаются этим, так что теперь мы должны тоже делать это и показать, что мы круче». И вот появилось оправдание для военизации ИИ. Из этого можно сделать выводы.

    Миллер: Когда это случится, не думаю, что перво-наперво ИИ решит избавиться от нас. Это не похоже на цель, того просветленного существа, которым они станут. На их стороне эволюция за несколько дней вместо миллионов лет. И я не считаю, что в них встроены недостатки, присущие нам, ведь мы по-прежнему имеем дело с побуждениями, которые заставили нас спуститься с деревьев и убить всех остальных. Я предпочитаю верить, что они будут лучше нас.

    Кэмерон: По крайней мере, они будут отражать как нашу лучшую, так и худшую сущность. Потому что мы создаем их, мы программируем. А еще это требует огромных денег. У кого есть деньги и желание воплотить это? Например, бизнес, вроде Google или других больших техно-компаний. И если дело в коммерции, то в ваших интересах увеличить долю на рынке, какими бы не были ваши бизнес-цели. И вот вы по сути делаете машину умнее человека и учите алчности. Или, если целью является защита, вы учите машину убивать. Как по мне, ни один из вариантов не даст хорошего результата.

    Наступит ли день, как в «Терминаторе», когда люди оглянутся и скажут: «Это день, когда машины осознали себя»?

    Кэмерон: Не будет так драматично и, возможно, случится вне объективов камер, и мы просто начнем жить в мире, где это произошло.

    Миллер: Я малость больше обеспокоен «неправильными» программами. Например, если вы изобрели ПО, цель которого поиск и уничтожение рака — если вы не задумались, что люди и есть источник рака, то [программы могут] выкосить человечество. И это не проблема ИИ. Это проблема программы.

    Джим, изменилось ли ваше мнение на эту тему с тех пор, как придумали историю Терминатора 35 лет назад?

    Кэмерон: Буду честен. В те времена я просто пытался найти сюжетный механизм, где некий враг из будущего мог дать мне шанс пострелять на улицах Лос-Анджелеса.

    Арнольд и Линда возвращаются. Как проходили переговоры с ними?

    Кэмерон: Ну, Арнольд просто хотел вернуться. С ним было легко. [смеётся] Я обратился к Линде, чтобы узнать, будет ли она заинтересована. И…

    Миллер: Джим был, нахрен, напуган.

    Кэмерон: Я был. Потребовалась неделя, чтобы подлечить нервишки. Нет, это не правда. У нас с Линдой прекрасные отношения. Мы оставались друзьями несмотря ни на что. Она мать моей старшей дочери. [Были женаты с 1997 по 1999]. Я позвонил её и сказал: «Слушай, мы могли бы почивать на лаврах. Но мы теряем наше творение, в некотором смысле. Мы создали его несколько десятилетий назад. И есть классная идея. Ты можешь вернуться и показать всем, как это делается». Потому что, на моей памяти, мало кому удавалось повторить то, что она сделала в 1991 году.

    Миллер: Такой сильный герой как она, очень значимый для гендера и экшн-звезд, я думаю её возвращение станет мощным гребанным, заявлением, шансом показать её по-настоящему закаленным бойцом, коим она стала.

    Кэмерон: Есть пятидесятилетние и шестидесятилетние ребята, которые убивают плохих парней налево и направо. Но нет такого же примера для женщин, а должен быть.
    Миллер: Вот почему мы берём Лиама Нисона на роль плохого парня. Чтобы она ему наваляла. (Смеётся.)

    Кэмерон: Она на хрен раздерёт его.

    Он завязал с этим. Сказал, что закончил с боевиками.

    Миллер: Правда? Только потому, что испугался Сары Коннор, которая собиралась надрать ему зад.

    Тим, тебе очень нравился Дэдпул. Вместо того, чтобы делать кино, не основанное на существующем материале, ты экранизировал комикс. Почему?

    Миллер: Получается, все истории, которые я люблю, основаны на уже существующем материале, книге или фильме. И я не разграничиваю эти вещи. История есть история.

    Хочу сказать, что я планировал снять Дэдпула 2 до определенного момента, затем отказался. Я потратил на него около семи месяцев. Как раз после Дэдпула 2 (~октябрь 2016) мы с Дэвидом начали общаться и стало ясно, что моим следующим фильмом будет он [«Терминатор»].

    Значит мы можем поблагодарить Райана Рейнолдса за это?

    Кэмерон: Спасибо тебе, Райан.

    Миллер: Да, если хочешь. Там есть большой запас сюжетов, и я рад, что кто-то другой расскажет их. Я чувствую облегчение, что могу снять нечто новое в противовес Дэдпулу 2. Мне кажется, он мог бы стать отличным фильмом, но будет лишь продолжением того, что мы сделали. Такой ход событий действительно подарил мне шанс создать что-то новое.

    Вы планируете представить новых звезд в будущих фильмах, как сделали в «Звездных войнах»

    Кэмерон: Абсолютно, да! Многие передают эстафету новому поколению персонажей. Мы начинаем поиски восемнадцатилетней девушки, которая станет центральным элементом истории. Её будут окружать и другие персонажи, из настоящего и из будущего. Мы будем развивать историю так, чтобы она интриговала. Но у нас есть герои Арнольда и Линды, которые железно связуют переход. Однажды, не скажу когда конкретно, они передадут эстафету.

    Это лето выдалось не самым лучшим для бокс-офиса. Почему люди не идут в кинотеатры? Какое решение?

    Кэмерон: Я не знаю, каков ответ для отрасли в целом. Не думаю, что индустрия сильно пострадала. Множество хороших сценаристов сейчас ушли на телевидение, и я считаю, что большое кино только выиграло бы от сценариев получше, более проработанных персонажей. Чтобы зрелищ было не так много.

    Я, конечно, не против зрелища, но я люблю, когда это уместно. Просто нужно снимать хорошие фильмы. Вот и всё.

    Тим, вы сняли один фильм. Чувствуете себя боязно, работая с Джимом?

    Миллер: Ежеминутно. Но это еще и большая честь для меня. Если бы Джеймс думал, что я не способен сделать фильм, меня бы здесь не было. Это придает мне уверенности. Он мог уволить меня и решить: «Почему я дал шанс этому парню? Он лишь инструмент.»

    Теперь неудобный вопрос. Арнольду стукнет 71, когда будут съемки. Как увильнуть от этого факта?

    Кэмерон: Не нужно увиливать. В этом и вся красота: Он киборг. И вся органическая часть, в смысле — организм, снаружи. Как говорил Риз в первом фильме: они потеют, у них неприятный запах изо рта. Предполагается, что Терминаторы должны походить на людей для внедрения в ряды сопротивления, так и родилась идея живой ткани на металлическом скелете. Процесс старения проходит нормальным образом. И по его нынешнему состоянию легко определить — наш Терминатор долго находится в строю и повидал многое на своём веку. И это всё, что я смогу сказать про сюжет.

    Миллер: Поскольку он снимался во всех остальных фильмах, в отличии от Линды, действительно должна быть хорошая причина другого внешнего вида. Я люблю правдоподобную научную фантастику с правдоподобными персонажами. Джим говорил про старение оболочки, но он будет меняться и по всем остальным направлениям — эмоционально и интеллектуально эволюционировать. Эти машины самообучаемые. Вот вам способ новой интерпретации персонажа. Даже в «Генезисе» он был всего лишь слегка потёртой версией старого Терминатора. Думаю, мы не должны скрывать его возраст, в этом и заключается новизна нашего подхода для зрителей.

    Джим, вы передали вашего ребёночка парню, у которого не так много опыта.

    Кэмерон: Послушай, мы оба берем на себя риск. Такова природа отношений режиссера и продюсера. Но я чувствую себя очень уверенно. Мы уже около семи или восьми месяцев в творческом процессе, и еще не убили друг друга. Всё шло как по маслу и на то были причины. Я чувствую приверженность Тима. Я чувствую самоотдачу Дэвида. Они чувствуют мою преданность. Вот и всё. На данный момент мы братья по оружию.

    Источник: The Hollywood Reporter
    Перевод: Terminator Universe


    Понравилась статья?
    Рейтинг: 100 %

    Комментарии: